Отношение движения тела и покоя в диалектике Гегеля

Крупнейший представитель классической немецкой философии Г. Гегель (1770 — 1831) об апориях Зенона Элейского писал:  «Зенон выдвигает лишь границу, деление, момент дискретности пространства и времени во всей его неопределённости, — отсюда получается противоречие».Г. Гегель. Соч., т. IX. Л., Партиздат, 1932, стр.242 /. В апориях Зенона Гегель разгадал тайну происхождения вымышленного противоречия. Мышление фиксирует движение и покой тела в формах мысли. Понятие движения и понятие покоя выражают собой движение и покой в различении и разъединении, которые на самом деле связаны друг с другом процессом обращения состояния движения тела, представляющего собой нижнюю границу, в состояние покоя, представляющего собой верхнюю границу мышления. Отсюда получается противоречие.

Гегель установил, что когда понятие движения только ещё образуется, оно принимает на себя не одну форму, а три чувственно воспринимаемые формы, следующие одна за другой в необходимой последовательности.

В диалектике Зенона состояние движения тела обладает только одной формой, а в диалектике Гегеля эти форма оказывается первой формой понятия движения, которое только ещё образуется.

Первоначально, по Гегелю, любое образующееся понятие представляется в чувственной первой форме. «Различие между чувственным и мыслью мы должны видеть в том, что характерной особенностью первого служит единичность, и так как единичное (взятое совершенно абстрактно, это единичное есть атом)…» / Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики» М., 1975, стр.112 /. Единичная форма образующегося понятия лишена различий и существует в качестве одной единицы.

На второй ступени процесса своего образования понятие движения принимает на себя особенную форму, существующую в качестве многих единиц, обладающих различиями. Данная форма выражения образующегося понятия непосредственно вырастает из формы единичности. Так как каждая единичная форма «…находится также в связи с другими единичными, то чувственное есть внеположенность их друг другу, ближайшими абстрактными формами которой являются совместность и последовательность«. В данной форме представления много единиц существуют в чувственно-пространственной внеположенности.

На третьей ступени понятие движения принимает на себя форму всеобщности, существующей в качестве одной единицы, лишённой различий, и находящейся в соотношении с собой. Данная форма чувственного восприятия движения отличается от понятия движения тем, что имеет своим содержанием чувственный материал.

Все три формы образующегося понятия движения представляют собой отношение мысли к объективности на трёх уровнях его процесса развития, от низшего первого уровня до третьего уровня включительно. Образующееся понятие движения в форме всеобщности, существующее в неопределённом пространстве представления определённое время, по Гегелю, невозможно мыслить. Его дальнейшее развитие освобождает его от связи с объективностью, поднимает на более высокую ступень, на которой отсутствует состояние движения и присутствует состояние покоя.

Верхней границе соответствует четвёртая форма понятия, которая уже образовалась и существует как совершенно абстрактная всеобщность, как голая покоящаяся мысль, абстрактно свободная от чувственно воспринимаемого материала.

Образовавшееся логическое понятие как отношение чистой мысли к самой себе выражает собой царство покоя, исключающее всякое движение. В качестве готового результата понятие покоя диалектики Гегеля формально совпадает с понятием покоя диалектики Зенона Элейского. Только у Зенона позади готового результата нет процесса его образования, а у Гегеля он есть. Данный процесс не оставляет места для вымышленного противоречия, содержащегося в отношении движения и покоя вещи в апориях Зенона. Но на место действительного отношения движения и покоя вещи ставится вымышленное отношение покоящейся мысли к самой себе, лишённое всякого движения и тем самым лишённое противоречия.

В «Логике» Гегеля процесс развития понятия как такового, не заключающего в себе противоречия, принимает на себя мистическую форму: оно развивается из самого себя, от самого себя, посредством самого себя и к самому себе, представляя собой чистую, свободную мысль, находящуюся в состоянии покоя и вне связи с объективностью. По Гегелю, «…мысль и всеобщее есть именно то, что она есть она же сама и её иное, что она охватывает затем и это последнее и ничто не остаётся вне её» / Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики» М., 1975, стр.114 /.

Если у Зенона состояние движения вещи в одно мгновение обращается в её состояние покоя, то у Гегеля состояние движения мысли раскрывает своё содержание в трёх последовательных формах и только после этого становится её состоянием покоя. Конечный результат оказывается одним и тем же. Различие сводится к тому, что у Зенона происхождение результата остаётся неразгаданной тайной, а у Гегеля он является результатом являющегося процесса. У Зенона состояние покоя вещи не имеет следствия, а у Гегеля состояние покоя мысли имеет следствие. Чистая мысль как образовавшееся логическое понятие содержит в себе три момента, в форме которых она находит свою органически развивающуюся действительность и имеет самоё себя своим началом и своим концом.

«Понятие как таковое содержит в себе:

  • момент всеобщности, как свободное равенство с самим собой в его определённости,
  • момент особенности, определённости, в которой всеобщее остаётся незамутнённо равным самому себе, и
  • момент единичности…

» / Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики» М., 1975, стр.345 /.

 

Короче говоря, зеноновская диалектика состояния движения и состояния покоя вещей, полностью взятая и развитая Гегелем до её логического завершения, становится гегелевской диалектикой состояния движения и состояния покоя мыслей.

Четыре первые формы (единичность — Е, особенность — О, неразвитая всеобщность — В, развития всеобщность — В) образующегося понятия и три формы его дальнейшего развития (всеобщность — В, особенность — О, единичность — Е, смыкающаяся с первоначальной всеобщностью — В) представляют собой основу процесса образования и развития, как логического понятия, так и фундаментального понятия каждой науки.

Совокупность шести форм в их необходимой совместности и последовательности образуют, по Гегелю, алмазную сеть, являющуюся основой каждой науки, а не только «Науки логики». Та или иная прикладная наука вводит свой материал в алмазную сеть, в которой он становится понятным. Незадача состоит в том, что последние три формы состояния покоя чистой мысли оказываются мистическими формами, лишёнными смысла.

Более отчётливо это можно видеть на примере процесса образования и развития понятия всемирной истории. Первым четырём формам логического понятия соответствуют первые четыре формы человеческой жизни. Форме единичности соответствует восточное царство, форме особенности соответствует греческое царство, форме неразвитой всеобщности соответствует римское царство. Форме развитой всеобщности соответствует германское царство, которое вечно существует и вечно пребывает в состоянии покоя. Лишённое движения и противоречия оно принимает мистическую форму мёртвого царства, вечно пребывающего в состоянии примирения и разрешения всякого антагонизма.

Но, по Гегелю, вечно покоящееся германское царство содержит в себе момент всеобщности, посредством которого раскрывает своё содержание, возведя его в действительность и самосознательную разумность. Потом его форма всеобщности обращается в особенную форму, в которой оно существует в качестве двоицы, в виде светского царства посюстороннего мира и интеллектуального царства потустороннего мира.

Светское царство и интеллектуальное царство всемирно исторического германского царства сбрасывают с себя особенную форму и принимают на себя единичную форму: в государстве — служащие, в природе — её предметы, в идеальном мире — служители культа. В каждой единичной форме германское царство пребывает в состоянии покоя и примирения, достигая объективности, самосознательной субстанции и развиваясь в органическую закономерность. К данному заключению Гегеля приводит его способ исследования и изложения всего исторического материала всех форм человеческой жизни.

Здесь следует особо подчеркнуть то обстоятельство, что способ исследования и способ изложения у него слиты и неразличимы. Они вместе восходят от простого к сложному, от несовершенной и неразвитой формы и бедного содержания — к развитой и совершенной форме и богатому содержанию.