Изумрудная скрижаль Гермеса — семь принципов истины

Изумрудная скрижаль Гермеса представляет собой закрытое учение Гермеса Трисмегиста, основой которого являются семь принципов истины. Тот, кто знает эти принципы с их пониманием, тот, как утверждают эти принципы, обладает ключом от двери входа в Науку.

Принцип ментализма. «Всё есть мысль. Вселенная представляет собой мысленный образ».

Согласно данному принципу, из всех известных человеку форм движения, самой совершенной и развитой формой движения является движение, изменение и развитие формы мысли. В форме понятия отражено и выражено всё то, что мы считаем внешними проявлениями вещественной реальности, что очевидно нашим органам чувств, нашим мышлением отражено и выражено в форме мысли, в понятиях. Известная и понятая Вселенная – мысленная Вселенная, разумная по своей природе. Познавая её и открывая её законы, в мысленных действиях разума мы познаём естественные действия вещественной реальности.

Разумная мысль, мысленная идеальность, есть сила высшей области мира, а вещественная реальность есть сила низшей области мира. Общий закон, всегда рассеянный в конкретных проявлениях вещественной реальности, мы постигаем только в форме понятия и выражаем его в виде идеальной стандартной модели, без которой для нас истина вещественной реальности недоступна и непостижима.

Принцип соответствия (аналогии). «Как вверху, так и внизу; как внизу, так и вверху».

Этот принцип заключает в себе ту истину, что всегда имеется соответствие в отношении друг к другу двух подсистем, принадлежащих одной самодеятельной и самовоспроизводящейся системе. Например, системой двух подсистем являются самозаводящиеся напольные часы амстердамского музея. Одну из двух подсистем представляют собой незатухающие колебания маятника часов типа ходиков, но без гири. Другую подсистему представляют собой незатухающие колебания глицерина, содержащегося в U-образной стеклянной трубке. В трубку вставлены два поршня со штоками. Штоки связаны с устройством с обратной связью, которое регулирует поступление одного импульса из глицерина в маятник и поступление другого импульса, в 2 раза меньшего, из маятника в глицерин.

Импульс, поступивший из глицерина в маятник, поступил из внешней среды и в глицерине принимал на себя за период времени в определённой последовательности семь различных форм. Импульс, поступивший из маятника в глицерин, поступил из внешней среды и в маятнике принимал на себя за этот же период времени в аналогичной последовательности семь аналогичных различных форм. И во второй период времени оба импульса, один – в маятнике, другой – в глицерине, в аналогичной последовательности принимали на себя семь аналогичных различных форм.

Следовательно, какое действие импульсов в маятнике, такое действие импульсов в глицерине. Действие импульсов в глицерине познаётся через аналогию. В рассеянной форме оба импульса входят в обе подсистемы из внешней среды и в рассеянной форме они выходят из подсистем во внешнюю среду.

Принцип вибрации. «Ничто не покоится – всё движется, всё вибрирует».

Самозаводящиеся напольные часы существуют вор внешней среде, в которой ничто не покоится – всё движется, всё вибрирует. Во внешней среде движение первично, непреходяще, несотворимо и неуничтожимо. Но импульсы внешней среды, поступившие в состоянии движения в самозаводящиеся напольные часы, в них обращаются в энергию и в форме энергии выходят из состояния движения и входят в состояние покоя. Покой в напольных часах вторичен, преходящ, сотворим и уничтожим.

Самозаводящиеся напольные часы в течение определённого периода времени осуществляют цикл циркулирующего движения и возвращаются в исходное состояние, чтобы снова выйти из него и повторить цикл на прежний лад. За этот период времени и глицерин и маятник осуществляют по два цикла циркулирующего движения, то есть они вибрируют.

Принцип полярности. «Все двойственно, все имеет полюса. Все имеет свой антипод (свою противоположность), противоположности идентичны по природе, но различны в степени. Крайности сходятся. Все истины есть не что иное, как полуистины. Все парадоксы можно примирить».

Самозаводящиеся напольные часы как система являются двойственными, заключают в себе две подсистемы, которые представляют собой два полюса. Глицерин находится в U-образной стеклянной трубке в жидком состоянии, не имеет своей определённой формы, не имеет трения покоя. Маятник, наоборот, находится в твёрдом состоянии, имеет свою определённую форму, имеет трение покоя.

Колебания маятника описываются с помощью алгебраического метода, а колебания глицерина описываются с помощью геометрического метода. Четыре импульса четырёх сил, присутствующих и взаимодействующих в колебаниях маятника, визуально наблюдаемы, а четыре импульса четырёх сил, присутствующих и взаимодействующих в колебаниях глицерина, неуловимы. Понять и описать колебания глицерина в U-образной стеклянной трубке можно только после того, когда уже поняты и описаны колебания маятника часов. И тем не менее эти противоположности сходятся. В них действую одни и те же два импульса внешней среды. Поэтому обе подсистемы идентичны, представляют собой единство противоположностей.

Принцип ритма. «Всё течёт‚ втекает и вытекает‚ все имеет свои приливы‚ всё поднимается и падает — маятникообразное колебание проявляется во всём. Мере колебания налево есть мера колебания направо. Ритмы компенсируются».

В самозаводящихся напольных часах незатухающие гармонические колебания глицерина и маятника проявляется следующим образом.

Глицерин принимает импульс от внешней среды в рассеянной форме, преобразует его исходную форму в сгущённую овеществлённую форму, посредством трёх стадий и семи форм, и передаёт его через устройство с обратной связью маятнику. Маятник принимает от глицерина импульс, преобразует его сгущённую овеществлённую форму в рассеянную форму, посредством трёх стадий и семи форм, используя его на работу против силы трения, и передаёт его в рассеянной форме внешней среде.

Маятник принимает в 2 раза меньший импульс от внешней среды в рассеянной форме, преобразует его исходную форму в сгущённую овеществлённую форму, посредством трёх стадий и семи форм, и передаёт его через устройство с обратной связью глицерину. Глицерин принимает от маятника импульс, преобразует его сгущённую овеществлённую форму в рассеянную форму, посредством трёх стадий и семи форм, используя его на работу против силы трения, и передаёт его в рассеянной форме внешней среде.

Принцип причины и следствия. «Каждый принцип имеет свое следствие‚ каждое следствие имеет свою причину. Все совершается в соответствии с законом. Случай есть ничто иное, как имя закона‚ который не распознан. Существует много планов причинности‚ но ничто не ускользает от Закона».

Следствие исходит из причины. Причина имеет своё продолжение в следствии. Цикл циркулирующего движения глицерина и маятника напольных часов исходит из воздействия двух сил внешней среды. Воздействие внешних сил является причиной их незатухающих колебаний, а их колебания – следствием, имеющим свою причину. Форма движения высшей области, которую собой представляет форма движения внешней среды, доминирует над формой движения низшей области, которую собой представляют самозаводящиеся напольные часы.

Глицерин принимает импульс от внешней среды в рассеянной форме, преобразует его исходную форму в сгущённую овеществлённую форму, посредством трёх стадий и семи форм, и передаёт его через устройство с обратной связью маятнику. Маятник принимает от глицерина импульс, преобразует его сгущённую овеществлённую форму в рассеянную форму, посредством трёх стадий и семи форм, используя его на работу против силы трения, и передаёт его в рассеянной форме внешней среде. Всё совершается в соответствии с законом, открытым лишь в виде стандартной идеальной мысленной модели.

Принцип пола. «Пол во всем — все имеет свой мужской и женский принцип. Пол проявляется во всех плоскостях».

В самозаводящихся напольных часах женский пол проявляется во всех плоскостях в подсистеме, которою представляют собой колебания глицерина в U-образной стеклянной трубке, а мужской пол проявляется во всех плоскостях в подсистеме, которую представляют собой колебания маятника часов.

На примере периодически повторяющегося и самовоспроизводящегося действия самозаводящихся напольных часах, наглядно показана внутренняя связь семи принципов, дошедших до нас через тысячелетия и не утративших своего значения.

Особого внимания заслуживает первый принцип, принцип ментализма, так как его понимание требует затраты большого труда и времени. На первый взгляд, он представляется чисто идеалистическим принципом.

Принцип материализма, согласно которому, мир – материален, в основе его лежит материя, отвергает идеализм и поэтому является односторонним принципом, лишённым истины. Принцип идеализма, согласно которому, мир – идеален, в основе его лежит идея, отвергает материализм и поэтому является односторонним принципом, лишённым истины.

В прямую противоположность односторонним принципам материализма и идеализма, первый принцип философии Гермеса Трисмегиста, принцип ментализма, не имеет к ним никакого отношения. Принцип ментализма прямо не утверждает, но прямо и не исключает того, что из известных человеку форм движения, самой высшей, развитой и совершенной формой движения является мысленная идеальная форма движения, или мысль.

По уровню своего развития мысль превосходит все вещественные реальные формы движения, какие только нам известны. Создание мысли как высшей и самой совершенной формы движения является «прерогативой и миссией мыслящей материи» (Пиотровский М.В. К познанию законов Земли (Жизнь и исследования Уильяма Морриса Дэвиса и Вальтера Пенка). – М.: Мысль, 1984. – 157с., ил. – С.153.).

Мысль определяет всё, что существует в вещественной реальности, но сама в этом определении остаётся совершенно неопределённой. Разумеется, мысль может быть определена мыслью. Одно понятие может быть определено другим, более общим понятием.

Например, трапеция есть параллелограмм. И трапеция и параллелограмм обладают свойствами. Но параллелограмм обладает своими свойствами и свойствами трапеции, а трапеция не обладает свойствами параллелограмма. Параллелограмм не есть трапеция.

Параллелограмм есть квадрат, так как квадрат обладает всеми свойствами и признаками параллелограмма, но квадрат не есть параллелограмм. Трапеция есть квадрат, так как квадрат обладает всеми свойствами и признаками трапеции, но кроме них, квадрат обладает ещё свойствами и признаками параллелограмма и своими свойствами и признаками. Поэтому квадрат не есть трапеция.

Вопреки отельным утверждениям авторитетнейших учёных общее выводится из частного. Без частного нет общего. Без квадрата нет параллелограмма, без параллелограмма нет трапеции, без трапеции нет случайного четырёхугольника. Из единичных случайных треугольников выводится трапеция, из трапеций – параллелограмм, из параллелограммов – квадрат. Всё: квадрат является пределом развития понятия четырёхугольника, его самой совершенной формой.

Если же стоит задача, решение которой требует детального анализа понятия четырёхугольника, то началом анализа должен быть только квадрат. Каждому хоть раз в жизни приходилось слышать: без анализа нет синтеза.

Из этого следует: анализ предшествует синтезу. Но синтез, реализующийся естественным путём в вещественной реальности природы – это одно, а синтез, реализующийся искусственным путём в познании этой вещественной реальности – это уже другое. Я приступаю к анализу понятия квадрата тогда, когда квадрат уже образован и существует. Он является уже готовым результатом. Он как общее образовался в течение естественного процесса, вплетённого в процесс определённой формы человеческой жизни, из частного.

Я начинаю свою работу анализом квадрата и заканчиваю её четырёхугольником. Путь анализа прямо противоположен пути развития квадрата из зародыша, из случайного единичного четырёхугольника. За концом анализа можно перевести дух и сделать пол-оборота, чтобы, не теряя попусту время, пуститься в обратный путь. Это и будет тот самый синтез, которого не бывает без анализа.

Моё отношение к понятию квадрата до начала его анализа существенно отличается от моего к нему отношения после прохождения пути его анализа и обратного пути его синтеза. Понятие квадрата – это мысль.

Если это понятно, то должно быть понятно и то, что форма движения вещественной реальности любой степени сложности отражается и выражается в форме мысли как бы сама по себе, бессознательно и безвольно. К этой мысли у меня – обычное бытовое отношение. После того, когда я её проанализировал и после завершения анализа возвратился к ней путём синтеза, то к этой мысли у меня – другое, можно сказать, научное отношение.

И вот появляется авторитетнейший учёный и заявляет, не допуская возражений, что мысль не может быть извлечена из опыта, а должна быть свободно изобретена.

Как мне, учителю школы, в таком случае поступать в отношении к ученикам? Выпускников школы экзаменуют при поступлении в ВУЗ не учителя школы, а учёные.

Ученику, или ученице, я сообщу о том, что мысль есть общее, которое может быть извлечено из частного. Мысль как общее есть наиболее совершенная форма, которая отражает и выражает все существенные свойства и признаки вещественной реальности и, коме этого, заключает в себе и выражает свои свойства и признаки, которыми вещественная реальность не обладает.

Не требуется гадать, какую оценку поставить учёный за этот ответ на вступительных экзаменах: в лучшем случае – утешительную «3». А учителю школы – наука, не молвить ни слова выпускникам школы о принципах «Изумрудной скрижали Гермеса» и о том смысле, который имеет первый принцип: «Всё есть мысль. Вселенная представляет собой мысленный образ».

На примере понятия четырёхугольника мной была получена идеальная модель процесса движения, изменения и формирования мысли, которая отражает и выражает собой мысленный цикл действия слабой подсистемы, заключающей в себе три стадии и семь форм. В этом смысле понятие четырёхугольника является всеобщим эквивалентом всех слабых подсистем дуальных систем.

Принцип соответствия (аналогии) заключается в том, что, например квадрат соответствует параллелограмму и имеет своим аналогом параллелограмм, так как обладает всеми свойствами и признаками параллелограмма. От понимания квадрата зависит понимание параллелограмма, анатомия квадрата – ключ к анатомии параллелограмма.

Если это понятно, то должен быть понятным второй принцип герметической философии: что есть в мысли, в идеальной модели любого закона, рассеянного в формах движения вещественной реальности, то есть во всех формах движения вещественной объективности.

Низшая форма движения является аналогом высшей формы движения. Высшая форма движения не является аналогом низшей форма движения, но имеет аналогом низшую форму движения.

Приходится читать о том, что квантовая механика заключает в себе явления, которые обладают такими свойствами и признаками, которые не имеют аналога в явлениях классической механике. Следовательно, явления квантовой механики богаче свойствами и признаками явлений классической механики. Если у микроба и человека не различаются ДНК, то свойства и признаки микроба могут быть богаче и совершеннее свойств и признаков человека. Привожу выдержку из статьи Paul Davies “SUPERFORCE” (New York: Simon & Schuster, 1984), заимствованную мной у В.С. Свиридова «Иные измерения».

«Представьте себе, что вы стоите в комнате, скажем, лицом к двери. Поворачиваясь вокруг своей вертикальной оси, вы увидите перед собой всё новые и новые участки стен и, повернувшись на 180°, окажетесь спиной к двери. Повернувшись ещё на 180°, вы окажетесь в исходной позиции – лицом к двери, — совершив полный оборот. Мир будет выглядеть в точности таким, каким был до начала вращения.
Но в мире субатомных частиц элементарный акт вращения приводит к удивительному результату. При прохождении электронов через магнитное поле определённой конфигурации его спин может поворачиваться на всё больший угол, совершив, в конце концов, полный оборот на 360°.
Основываясь на здравом смысле, естественно ожидать, что электрон вернётся в исходное положение. Однако это не так. Свойства электрона, совершившего поворот спина на 360°, заметно отличаются от свойств электрона, не подвергавшегося воздействию. Чтобы вернуть в исходное состояние электрон, спин которого совершил поворот, его спин необходимо повернуть дополнительно на 360°, т. е. заставить описать два полных оборота. Только после этого не обнаружится сколько-нибудь заметного различия между «повернувшимся» и «не повернувшимся» электронами.
Что это значит? Очевидно, что в простейшем случае необходим поворот на 720°, чтобы совершить полный оборот, т. е. вернуть мир в исходное состояние.
Элементарная частица, например электрон, «ощущает» полный оборот в 720°. В мире людей и в случае крупных объектов это свойство утрачено – мы не отличаем один оборот на 360° от следующего. Следовательно, мы в некотором смысле лишь наполовину воспринимаем мир, доступный электрону»
.

В самозаводящихся напольных часах, например, больший импульс внешней среды «ощущает» первый оборот в 360° в глицерине и «ощущает» второй оборот в 360° в маятнике. Меньший импульс внешней среды «ощущает» первый оборот в 360° в маятнике и «ощущает» второй оборот в 360° в глицерине. Только после этого самозаводящиеся напольные часы совершают полный оборот и возвращаются в исходное состояние. Но это не означает, что мы «в некотором смысле лишь наполовину воспринимаем мир, доступный» самозаводящимся напольным часам.

Не вина, а беда некоторых современных исследователей форм движения физики микромира заключается в том, что они полагаются на гипотезы и на решения уравнений и ещё больше на непререкаемый и непревзойдённый авторитет некоторых учёных:

«Весь предшествующий опыт убеждает нас в том, что природа представляет собой реализацию простейших математически мыслимых элементов, которые должны быть свободно изобретены».(Эйнштейн А. О методе теоретической физики// Собрание научных трудов. Том 4 − М.: Наука, 1967. − 600 с.)

Что же касается принципов герметической философии, то они исследователям или неведомы, или они ими не поняты.