Большой адронный коллайдер (БАК) — прогноз результата работы

Из сообщений мировой печати следует, что задача Большого адронного коллайдера, не имеющего аналогов в мире, состоит в том, чтобы разогнать встречные потоки протонов до скорости близкой световой и с помощью тысяч датчиков зафиксировать момент в миниатюре «Большого взрыва». Согласно представлениям современной науки, Вселенная возникла в результате Большого взрыва из состояния сингулярности.

Ученые полагают, что столкновение протонов, обладающих высокой энергией, может им позволить глубоко проникнуть в тайны материи и взаимосвязи пространства и времени. В результате взрыва столкнувшихся протонов будут разлетаться первичные протоны по разным направлениям и, возможно, новые рождённые частицы.

Надежды учёных на ожидаемый результат Большого адронного коллайдера основаны не только на гипотезе «Большого взрыва», но и на результатах, например, американского «Тэватрона» — самого мощного из современных протон-протонных коллайдеров. В нём сталкиваются протоны с антипротонами. Энергия их настолько высока, что частицы распадаются, порождая целый каскад событий. Специальные детекторы фиксируют новые рождающиеся частицы.

Из статьи Александра Бердичевского «Скандал с ускорением», мне стало известно, что на «Тэватроне» появилась особенная работа. Четыре сотни её авторов из Международной команды крупной физической коллаборации СDF заявили, что обнаружили явление, которое не укладывается в рамки современной физики (Результаты физического эксперимента не вписались в модель мироздания). Некоторые частицы рождались не там, где предписывала теория. Определённые частицы – короткоживущие мюоны — рождаются в нескольких сантиметрах от места столкновения. Согласно теории, мюоны могли бы рождаться максимум в нескольких миллиметрах, но эксперимент явно показывал обратное: мюоны появлялись порой даже за пределами трёхсантиметровой вакуумной трубы, в которой сталкивались протоны. Версию об ошибке пришлось отбросить, когда таких событий накопилось более 150000.

Мюоны не только появлялись, где их не ждали, — нередко рождался не один мюон, а много. В этом случае мюоны рождались не где-нибудь, а примерно на линии движения первого появившегося. Такая мюонная (или лептонная) струя – очень странное явление, которое не укладывается в рамки Стандартной модели – наиболее полной современной теории, описывающей элементарные частицы и виды их взаимодействия.

Стандартная модель уже давно представляется узкой и требует выхода за её пределы. Я попытался найти ей подходящую замену и получил её после трёх десятков лет напряжённой работы. Её применение предоставляет возможность получить объяснение явлениям, обнаруженным на американском «Тэватроне» и предсказать результат, который будет получен весной этого года, когда будет введён в строй Большой адронный коллайдер

Протоны не сталкиваются, как биллиардные шары, в трёхсантиметровой вакуумной трубе потому, что они находятся в состоянии движения в течение определённого времени в неопределённом пространстве. В состоянии движения они проявляют свои волновые свойства и не проявляют своих корпускулярных свойств. Волновые свойства исключают упругое столкновение протонов с антипротонами. Волны могут налагаться и интерферировать.

Поэтому и в «Тэватроне» и в Большом адроном коллайдере не может быть упругого столкновения протонов, их разрушения, движения после встречи в случайных направлениях, рождения новых частиц.

Движущиеся частицы в вакуумной трубе «Тэватрона» в течение определённого времени в неопределённом пространстве только изменяют свою форму. В неопределённом пространстве не бывает определённого места, а теория предписывает встречным частицам определённое место встречи.

Частицы обнаруживаются не в том месте, где им приписывает находиться теория, ещё и потому, что три первые формы неуловимы для датчиков и ими не фиксируются. Количество движения, которым они обладают, имеет форму не энергии, а импульса. Последние три формы являются уловимыми для датчиков. Поэтому протоны, принявшие на себя фиксируемую форму, ошибочно принимаются за новые рождённые частицы, и не одна частица, а много. Причём, эти многие частицы появляются ни где-нибудь, а примерно по линии движения первой зафиксированной частицы.

Несомненно, моё объяснение этих открытий в коллайдерах не имеет достаточного теоретического обоснования, так как моя модель, лежащая в его основе, здесь не описывается. Не тороплюсь её обнародовать потому, что пока не знаю, как это сделать (не будучи учёным со степенями), без риска утраты на неё авторских прав. Надеюсь предварительно зарекомендовать себя посредством обнародования на своём сайте ряда статей, содержащих другой материал, представляющий интерес для науки. К их числу отношу и эту, в которой беру на себя ответственность за прогноз результата работы большого адронного коллайдера, запуск которого перенесён на апрель 2009 года.

Подтверждения или опровержения моего прогноза ожидать осталось недолго, а опубликован он мог быть об открытиях на других коллайдерах более пяти лет тому назад. Не стал этого делать потому, что школьному учителю не пристало показываться на переднем крае Науки и встревать в дела знатных учёных философов, физиков и математиков.

А теперь мой прогноз таков: на Большом адроном коллайдере не будет запланированного и ожидаемого в миниатюре «Большого взрыва», по причине его принципиальной невозможности из-за невозможности упругого столкновения встречно движущихся протонов.

Данный мой вывод имеет своей основой мной, школьным учителем, дополненную и сокращённую известную Стандартную модель, на которую ни один известный учёный не решится обратить своё внимание с высоты своего устойчивого положения. Обстановка может коренным образом измениться, если мой прогноз подтвердится. В результате отрицательного результата может произойти то, что многие сотни учёных, работа которых привязана к работе Большого адронного коллайдера, будут вынуждены, с одной стороны, принять участие в прощании с гипотезой Большого взрыва, бесславно канувшей в Лету, и с другой стороны, обратить внимание на мой прогноз и на его теоретическую основу. Но до пуска Большого адронного коллайдера учёные остаются при своём твёрдом убеждении в том, что в миниатюре «Большой взрыв» будет зафиксирован, а я остаюсь в твёрдом убеждении, что он не может быть зафиксированным ни одним из тысяч датчиков.

У меня надежда на то, что моё предсказание отрицательного результата Большого адронного коллайдера не останется незамеченным учёными.

Гипотеза «Большого взрыва» имеет чисто математическое обоснование и возникает при математических операциях с неопределёнными величинами. А эти последние появляются в результате существования общего соотношения неопределённостей пространства и времени, частным случаем которого является соотношение неопределённостей Гейзенберга.

В современной научной теории принято считать, что три координаты пространства любой пары частиц, включая протон и антипротон, имеют начало, исходят из одной точки, и не имеют конца, удаляются в недостижимую бесконечность. А из этого может следовать, что трёхмерное пространство, рассматриваемое само по себе, является, с одной своей стороны, неопределённым пространством. В результате появляется неразрешимый парадокс, пример которого мной взят из статьи А.Л. Шаляпина Загадки с фотонами.

«Луч света падает на полупрозрачное зеркальце с коэффициентами отражения и пропускания около 0,5, разделяется на 2 пучка одинаковой интенсивности, которые распространяются дальше во взаимно перпендикулярных направлениях.

foton1Что в этом случае может произойти с гипотетическими фотонами, если, разумеется, предположить, что они имеются в природе? Согласно интерпретации П. Дирака, каждый гипотетический фотон делится на зеркальце пополам и дальше летит одновремённо в обоих пучках света, поскольку ему предстоит дальше проинтерферировать с самом собой с учётом пройденных путей, даже если эти участки путей разнесены на очень большое расстояние. В абстрактном представлении Дирака половинки гипотетического фотона, расколотого на зеркальце, могут улететь порознь на многие тысячи километров. Однако, если мы поставим на пути одного из пучков света поглотитель, и одна из половинок гипотетического фотона будет обречена на поглощение, то его вторая половинка моментально примчится в это «роковое» место, чтобы вместе поглотиться и погибнуть как единый, целый и неделимый фотон с энергией hv. Попробуйте проанализировать данный пример и решить, является ли жизнеспособной подобная фотонная модель света, исходя из принципа причинности».

Анализируя данный пример, в соответствии с моей фотонной моделью света, неопределённое пространство фотона, не имеющее конца, не может иметь начала. Но неопределённое пространство фотона может быть выражено на языке математики в форме промежутка, заключённого между двумя определёнными точками, которые являются не его началом и концом, а началом и концом отрезка, в форме которого выражено определённое время движения фотона. Определённое время движения фотона – замкнуто, а его неопределённое пространство – разомкнуто.

Пространство фотона является определённым пространством только если оно определяется временем, в течение которого фотон находится в состоянии покоя. Время его определяет, а само остаётся неопределённым временем. Или пространство определяется временем, а само остаётся неопределённым пространством. У них нет общего начала и общего конца.

Начало и конец, если рассматривать их существование в отдельности, либо принадлежат пространству, но в этом случае они не принадлежат времени, либо принадлежат времени, но тогда они не принадлежат пространству. Это и есть соотношение неопределённостей пространства и времени. Примите это соотношение – и не окажется парадоксов, которыми так богата квантовая механика, механика микромира.

На языке математики определённое время фотона может быть изображено отрезком, которому принадлежат его крайние точки, а неопределённое пространство – это промежуток, которому не принадлежат крайние точки, но они принадлежат времени. Если из отрезка определённого пространства исключить его крайние точки, то он обращается в промежуток неопределённого пространства, не изменив величины своего количества, но изменив своё качество. Это обстоятельство и не учитывается фотонная модель света, которой руководствовался Дирак, полагая, что половинки гипотетического фотона, расколотого на зеркальце, могут улететь порознь на многие тысячи километров. Неопределённое пространство, в котором находятся обе составные части фотона, не имеет своих границ, но ограничено границами определённого времени фотона, за пределы которых они не могут улетать порознь. Поэтому второй половинке фотона не требуется моментально примчаться из-за тридевяти земель к первой половинке, чтобы вместе поглотиться и погибнуть как единый, целый и неделимый фотон с энергией hv.

Опыт Дирака имеет своим аналогом опыт Юнга, так как две щели в плотной оконной шторе аналогичны полупрозрачному зеркальцу опыта Дирака. Различие заключается в различии нашего представления о полупрозрачном зеркальце и двух щелях. В опыте Юнга озадачивает, как может фотон проходить через обе щели, а в опыте Дирака озадачивает, как могут две половинки фотона, выходящие из одной точки в двух взаимно перпендикулярных направлениях, моментально сходиться и интерферировать. В неопределённом пространстве одинаково вполне возможно и первое и второе и без парадоксов.

Прошу ещё заметить, что здание Науки начинает строиться не с фундамента, а с верхнего жилого этажа. Нижний этаж может быть построен только после верхнего этажа и под верхним этажом, а фундамент здания Науки возводится в последнюю очередь. Этот вывод был установлен К. Марксом, а мной он понят и принят как руководство к действию при работе над более подходящей стандартной моделью.

Низшая форма движения объекта может быть вполне понята только после того, когда детально освоен материал и вполне понята его высшая форма движения. А поэтому понимание физики микромира и его форм движения определяется и зависит от понимания физики макромира и его форм движения, научный анализ которых имеет своим началом высшую форму движения и своим концом — низшую форму.

Несомненно, учёные смотрят в неправильном направлении. Необходимо смотреть в сторону высшей формы движения, в сторону формы мысли, постоянно имея в виду изречение: Вначале было Слово.

Для научного анализа Слово является высшей формой движения, началом всего сущего. А учёные смотрят в прямо противоположную сторону, в сторону низшей формы движения, в сторону гипотетического Большого взрыва первоначальной материи и даже производят математические расчёты и вычисления, которые будто бы раскрывают великую тайну, какой была Вселенная в первые несколько минут с момента своего возникновения.

Большой адронный коллайдер (БАК) — прогноз результата работы: 1 комментарий

Комментарии запрещены.